18:12 

Звали меня на пир - я надела саван, звали меня умирать - я вообще не явилась. ©
Название: Письма
Автор: Гробовых дел мастер
Бета: срочно ищется
Фэндом: ориджинал
Жанр: romance
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Александра, Акиноеру, Такааки.
Дискламер: все принадлежит мне.
Предупреждение: А стоит ли?
От автора: Я посвящаю его кои, как единственному человеку который помогает мне творить этот мир.

Если бы много лет назад кто-нибудь сказал мне, что вся моя жизнь будет посвящена одной единственной женщине, я бы рассмеялся ему в лицо.
Но сейчас, когда я вспоминаю прошлое, то отнюдь не смеюсь. Ее лицо будет стоять перед моими глазами до конца жизни.
Мне было 25 лет, когда я познакомился с Александрой. Для таких как я это достаточно маленький срок, но по людским меркам я был уже довольно взрослым. В то время я уже управлял всеми делами отца, потому что он считал брата слишком своевольным для этого. К тому скандал, разразившийся между Владом и отцом, мало способствовал тому, что бы их отношения наладились. Мне было 25, я был еще совершенно неопытным юнцом, который думал что он самый сильный. А Александра была невестой другого. Если бы я мог, я украл бы ее у него, но я понимал, что это будет слишком глупо. В тот день, когда мы встретились я не сводил с нее восторженного взгляда, а она смотрела на меня из под длинных ресниц и я думал что больше ничего в этом мире не сможет принести мне подобную радость.
Она была прекрасна как ангел. Даже будучи проклятой, проклятой, как и все мы, она сохраняла в себе нежную, чистую красоту. И она сама позвала меня встретиться с ней в полночь.
Я не помнил себя от счастья. Ее волосы, похожие на тонкие серебряные нити, ее глаза, полные любви и нежности, запах ее тела, ее крови, который я чувствовал и в котором задыхался. Я не мог представить себе что-то более совершенное, чем все это. У нее были удивительно изящные руки, тонкие и нежные. Хрупкие запястья, красивая форма ногтей. У нее была фарфоровая, бледная кожа, которую оттеняла темная ткань платья, а ее волосы и ресницы пахли инеем.
Я не мог заставить себя прикоснуться к ней. Она была лишком чиста и слишком хороша для того что бы я мог позволить себе коснуться ее иначе, чем как к хрупкой и изящной вазе. Я боялся, что она разобьется. Или что кто-нибудь иной разобьет ее.
Мы были вместе два месяца. Каждую ночь несколько часов наедине. Я хотел забрать ее с собой. Я мечтал сделать это, но не мог.
Отец, заметивший изменения во мне, решил отправить меня на поиски супруги. Ему казалось, что я выгляжу слишком одиноким. Я не мог сказать ему, что мое сердце занято навсегда, это было бы нарушением всех устоев. Но в то же время я отчаянно не желал ехать куда-либо, бросать Александру одну. Наедине с Такааки. С те, кого я считал своим соперником. С тем. Чью невесту я любил так горячо и так нежно.
В нашу последнюю ночь я целовал ее особенно жарко, а она отвечала мне с невыразимой нежностью. Именно тогда я позволил себе прикоснуться к ней так, как не позволял раньше. Ее кожа была белой и чистой, и, когда я прижимал ее, полностью изможденную, к себе, вдыхая запах ее тела, ее крови, я чувствовал, что буду любить ее вечно. До тех пор пока не умру.
Мне было плевать на Кензо, который, несомненно, убил бы меня, если бы узнал, что я лишил его первой брачной ночи. Мне было плевать на все. Я любил ее слишком сильно и слишком страстно. А она любила меня. И больше ничего не было нужно.
Следующим утром я уехал из города. Я испытывал дикую боль. Почти физически чувствовал, как она плачет и боялся, что она не выдержит без меня. Или же я не выдержу без света ее лучистых глаз.
Два месяца мы писали друг другу письма. Два месяца я мучительно ждал всего нескольких слов и в конце концов дождался.
В белом конверте, который пах ее духами был листок, на котором темнели несколько слов. «Я выхожу замуж», писала она. Раньше ее письма всегда были длинными. Несколько листов, исписанных идеальным почерком. Здесь же было всего несколько слов. Я понимал, почему она не написала больше. Она не знала, что писать и не знала, буду ли я отвечать. Но я не мог не ответить.
Еще через месяц я вернулся в город с девушкой по имени Анна. Еще через неделю она стала моей женой.
С тех пор прошло несколько веков. Я все так же сильно люблю Александру, как и тогда. Не так давно я похоронил Анну и младшую дочь, их обеих отобрала у меня болезнь.
Я не сильно изменился за все это время. Моя жизнь обогатилась событиями, но моя любовь никогда и никуда не исчезнет.
По вечерам я пишу письма. Вернее, одно и то же письмо. Я всегда начинаю его одними и теми же словами.
«Мой дорогой друг.
Знаешь… Если бы много лет назад кто-нибудь сказал мне, что вся моя жизнь будет посвящена одной единственной женщине, я бы рассмеялся ему в лицо…»
Каждый вечер я дописываю письмо до конца, запечатываю его в конверт и ставлю на него фамильную печать семьи Тендо, после чего подписываю аккуратно свое имя и имя Такааки Кензо.
Подношу конверт к огню и смотрю на него до тех пор, пока оно не рассыпается пеплом в моих руках.

Комментарии
2010-02-17 в 13:02 

Пожалуй, самая худшая в мире вещь - это то, что с большинством идиотов надо разговаривать, и вместо этого их нельзя банально отпиздить палкой.
Могу отбетить, если хочешь)))
Мне не впервой)))

2010-03-18 в 10:32 

Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Улыбчивый ублюдок
знаешь, чертовски обидно, что это единственный текст по Городу, который я нашел... мне бы хотелось почитать еще..

2010-03-21 в 01:10 

Она в душе блондинка.Не девочка,картинка!В глазах глупейших-слезы!Прическа цвета розы!Шампунем пахнет как Паккун.И постоянно:-Саске-кун!!!Она-чума,и хуже Дракулы.И имя ей-Stupid Sakura!!!(c)
+Jenny+
я постараюсь написать."улыбнулся"

URL
2010-03-21 в 12:28 

Утонченная чувственность жаждет скотских страстей. (с)
Улыбчивый ублюдок
я бы очень этого хотел *улыбнулся*

2010-10-10 в 16:28 

Hiroshi-san
Вы идиот? Нет, сэр, я мечтатель.(с)
Очень красивая работа.

     

По разные стороны

главная