17:02 

Звали меня на пир - я надела саван, звали меня умирать - я вообще не явилась. ©
Название: Что бывает ночью
Автор: Stupid_Sakura
Бета: Берцелиус
Фэндом: Naruto
Жанр: pwp
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Хаширама/Мадара/Тобирама
Дискламер: все принадлежит не мне, и я никаких прав на это не хочу и требовать не буду.
Предупреждение: ООС всех троих. Хотя Мадара получился исключительно Лилевский.
От автора: Прошу прощение за то, что эта идея пришла глубоко из моего детства.

В своей жизни Тобирама Сенджу повидал многое. Красивые женщины не обходили его стороной, так и норовя броситься в объятья, алкоголь его тоже вполне устраивал, прочие развлечения, которые могла дать ему эта жизнь, также не оставляли младшего Сенджу равнодушным. Но если бы он заранее знал, что увидит в спальне своего старшего брата той ночью, то в жизни бы не переступил порог его покоев.
В спальню Хаширамы его вело ничто иное, как потребность посоветоваться. Так повелось с давних пор – они делились друг с другом самыми сокровенными тайнами, спрашивая совета. Постепенно, когда братья повзрослели, потребность делиться пропала, но по привычке Тобирама все же приходил к брату жаловаться на свою беспорядочную личную жизнь, тем более что Хаширама вполне мог дать дельный совет.
Сейчас Тобираму занимала мысль о том, что делать с капризной девицей, которая слишком наглела по отношению к нему.
Покои Хаширамы представляли собой несколько комнат, объединенных между собой арками. Выходов было всего два: один из них, официальный, охранялся едва ли не больше, чем Сенджувская сокровищница, и пройти туда можно было лишь с позволения Хаширамы, или же если у проходящего были белые волосы, наглые карие глаза и статус младшего брата главы клана. Второй вход был тайным, и до сегодняшнего дня Тобирама был уверен, что он нем знает только он и Хаширама. Как оказалось, он все же ошибался.
Раньше младший брат главы клана Сенджу никогда не задумывался о том, насколько удобны покои брата для занятия вуайеризмом, зато сейчас он полностью оценил все богатые возможности такого расположения комнат. Спальня была соединена с кабинетом аркой, как и остальные помещения, но проход оставался занавешенным тяжелой алой тканью, внося в обстановку намек на то что за ней находится личное пространство. В щель между этой занавесью и стеной было великолепно видно все, что происходит на Хаширамовской кровати, которую Тобирама никак иначе, кроме как «траходромом» и не называл. Но всего этого младший Сенджу еще не знал, потому что он только что был пропущен охранниками, трепетно оберегавшими покой Хаширамы, внутрь и сразу же услышал весьма знакомые голоса.
Спокойный голос главы клана Сенджу не узнать было невозможно, Тобирама мог по малейшей интонации определить, какое у брата настроение, и о чем он думает, но сейчас сразу насторожился – с кем мог разговаривать брат столь поздно ночью. Ответ пришел незамедлительно – голос Мадары, главы клана Учиха, спутать с голосом кого-либо еще было очень сложно. Только он умел так тянуть гласные и говорить таким тоном.
Впрочем, судя по интонациям, эти двое не ругались, но о чем шел их разговор, Тобирама не слышал, потому аккуратно пробрался ближе и заглянул в щель между стеной и шторой. Картина, открывшаяся взору младшего Сенджу, подвергла его в шок.
На той самой кровати происходило нечто такое, что, по мнению Тобирамы, там происходить никак не должно было. Во всяком случае, не с теми, с кем происходило. В попытках убедиться, что это все сон, младший Сенджу ущипнул себя за руку, но видение не пропало. Наоборот, кажется, стало еще более явственным. На кровати, тесно прижавшись друг к другу, целовались лидеры двух некогда враждующих кланов. Тобирама тихо сглотнул.
- Хааши… - Внезапно донесся от кровати громкий стон и Мадара изогнулся под прикосновениями, распахнув глаза. Что такое умудрился сделать Хаширама, его младший брат не заметил, но, судя по всему это «что-то» явно принесло Учихе определенное наслаждение.
- Ксо… - Едва слышно пробормотал Тобирама, с трудом удерживаясь, чтобы не запустить руку в собственные штаны и не предаться тому единственному занятию, которому он мог предаться в этой ситуации.
Происходящее на кровати тем временем перешло в глобальные масштабы. Тобирама пару раз моргнул, надеясь, что ему это мерещится, но зрелище никуда не пропало. Хаширама, склонив длинноволосую голову, неторопливо покрывал умелыми ласками член Учихи, причем делая это с явным мастерством и сноровкой.
Сам Тобирама спал исключительно с девушками и спал не раз, но о сексе между двумя мужчинам предпочитал не задумываться. Сейчас же, слушая громкие стоны Учихи Мадары, вызванные тем, что Хаширама Сенджу брал у него в рот, Тобирама неожиданно подумал, что зря он выпускал из внимания такой вид отношений.
Мадара же тем временем вплелся пальцами в длинные волосы Хаширамы, пытаясь заставить его подчиняться определенному, приятному Учихе темпу, на что тот лишь мотнул головой, не давая управлять собой. Учиха как-то сдавлено всхлипнул, видимо потому, что любовник сжал губы, но свои попытки оставил, сгребая пальцами простынь.
Через пару минут, упустив момент, когда все началось, Тобирама пронаблюдал, как Учиха изогнулся в спине, судорожно закусил губу и резко подался бедрами навстречу губам Хаширамы, после чего обессилено обмяк на постели. Впрочем, его обессилености хватило всего на несколько секунд, потому что почти тут же он довольно раздвинул перед любовником ноги.
Глава клана Сенджу довольно улыбнулся и легким движением руки откинул с лица пряди длинных волос, устраиваясь между этих самых разведенных ног.
Едва услышав протяжный стон Учихи и хриплый выдох брата, Тобирама зажмурился и подумал, что лучше валить отсюда, пока не поздно. Но, вопреки здравомыслию, он запустил руку в штаны и сжал так настойчиво требующую ласки плоть.
Остальное он помнил смутно.

- Мм… Смотри кто к нам пришел. – Это было первое, что услышал Тобирама Сенджу, придя в некоторое подобие сознания, после того, как под аккомпанемент синхронных стонов Мадары и Хаширамы его накрыл оргазм. Ровно через секунду сиятельный затылок младшего брата Хаширамы гулко встретился с полом. Тобирама неожиданно понял, что семьдесят пять килограммов в прыжке это не такое уж и приятное ощущение. Видимо, во время оргазма он слишком громко застонал, выдавая собственное присутствие.
Сидящий на кровати Хаширама выглядел недовольным, но даже не старался прикрыть собственную наготу, совершенно не стесняясь брата. Судя по всему, Мадара имел наглость заинтересоваться подозрительными движениями за шторой прямо во время процесса и не закончить предыдущее дело.
- Тобирааама… Как я рад тебя видеть. – Учиха потерся об его пах бедрами и довольно мурлыкнул, любуясь покрасневшим лицом лежащего под ним шиноби.
«Более чем унизительная ситуация» - печально отметил про себя Тобирама и недовольно застонал. Учиха явно издевался, умудряясь ерзать так, что задевал все наиболее чувствительные места.
- И что тут делает наш маленький Тоби-чан? – Фамильярно поинтересовался Мадара мурлыкающим тоном, устраиваясь на бедрах Тобирамы поудобнее и за счет этого забывая, что они почти ровесники. То, что руки Учихи уже старательно борются с завязками на его штанах, младший Сенджу понял слишком поздно, потому удержать столь важную часть своей одежды не успел. Хаширама продолжал безмолвствовать, и Мадара решил расценивать его молчание как разрешение действовать дальше.
- Оох… - отозвался Тобирама, когда тонкие губы сжались на его члене.
- Аа… - пробормотал он, когда Учиховские ногти царапнули его бедро.
- Ммм! – возмущенно вознегодовал младший Сенджу, когда Мадара оторвался, вылизывая его бедро.
- Отпусти его, – подал голос Хаширама, когда Тобирама уже почти был готов кончить во второй раз. Мадара оторвался, повернул голову к любовнику, сдул с лица прядь волос и громко фыркнул.
- Нет.
- Отпусти его, – Хаширама потянулся, наливая себе из стоящего у кровати кувшина сакэ и делая небольшой глоток. Мадара в ответ зашипел и поерзал, проводя языком по бедру лежащего под ним альбиноса.
- Я столько времени хочу затащить его в постель, а сейчас ты говоришь мне отпустить его?! – Учиха недовольно, но аккуратно сжал зубы на бледной коже и снова громко фыркнул.
- Отпусти его, – в третий раз, что уже было удивительно, повторил Хаширама, убирая пиалу и спокойно любуясь на любовника.
Тобирама даже охнул протестующе, когда тяжесть с его бедер неожиданно исчезла и переместилась на бедра Хаширамы, недовольно пофыркивая и вгрызаясь в его смуглую шею зубами.
- Зануда.
- Шлюха, – отозвался глава клана Сенджу, довольно впиваясь в насмешливо изогнутые губы, переворачиваясь и вжимая любовника в постель. – Тебе кроме секса ничего больше не надо. Шалава, – Хаширама довольно оставил на его шее яркий засос.
- Я так люблю, когда ты так говоришь, – Мадара восхищенно мурлыкнул, отзываясь на укус довольным стоном, прикрыв алые глаза.
- Похотливая сучка. – Учиха в ответ закусил губу и повел бедрами как прожженная шлюшка.
- Раздвигаешь ноги перед любым, кто предложит, да, Учиха? – Хаширама довольно потянулся, не отводя взгляда от закушенных губ Мадары и его туманного взгляда, мягко двинул бедрами, входя в податливое тело.
Тобирама тихо охнул. Оба любовника тут же обернулись, и по их чуть обескураженным лицам тот сразу понял, что о его существовании совсем забыли.
- Эээ… Можешь идти, – Хаширама чуть запнулся, явно надеясь побыстрее вернуться к прерванному занятию.
- Неет…- отозвался Учиха мурлыкающим тоном и прикрыл глаза. – Его я тоже хочу.
- Шлюха, – восхищенно отозвался Хаширама и резко двинул бедрами. – Тобирама… Иди сюда.

- Мы его порвем, – лениво пробормотал Тобирама, устроив голову на плече брата и неторопливо гладя его по плечу.
- Конечно, – отозвался Хаширама, сквозь ресницы наблюдая, как Мадара пытается обхватить губами оба их члена одновременно. К большому разочарованию Учихи, это не получилось, потому пришлось довольствоваться лишь старательным облизыванием.
- Тебе его не жалко? – Тобирама аккуратно извернулся, вылизывая братскую грудь и покрывая поцелуями каждый миллиметр золотистой кожи.
- Мадара… - Учиха поднял голову и посмотрел на Хашираму из-под ресниц, облизнув губы. – Мне тебя жалко?
В ответ Мадара помотал головой и вернулся к прерванному занятию.
- Вот видишь, – шепнул в губы брата Хаширама, усмехаясь.

- Хааши… мать твою! – ругательство оборвалось невнятным всхлипом, и Мадара покрепче впился пальцами в плечи любовника, кусая губу и стараясь расслабиться. Два разгоряченных члена, разрывающих его внутренности, вызывали у Учихи более чем противоречивые эмоции.
- Подстилка клана Сенджу, – отозвался Хаширама, глядя на лицо Мадары и довольно отмечая каждое изменение в его выражении.
- Потаскушка, – пробормотал Тобирама, резко двигая бедрами и сжимая зубы на бледном Мадарском плече.
- Ублюююдки… - протяжно и громко простонал глава клана Учиха, переходя на бессвязные мольбы.

- Мадара? – Тобирама аккуратно погладил Учиху по бедру и едва успел увернуться от пинка.
- Уйди, – донеслось из подушки.
- Как хочешь, – младший Сенджу аккуратно забрал у брата кувшин и сделал большой глоток сакэ.
- Печалишься, что долго не сможешь сидеть? – сочувственно и участливо поинтересовался Хаширама, целуя любовника в обнаженное плече.
- Нет, – Мадара глубоко зарылся в покрывало и подушки и громко фыркнул.
Братья Сенджу переглянулись.
- Тогда что? – опасливо поинтересовался Хаширама как самый старший.
- Я еще хочу, – буркнул Учиха, выползая из одеяла и непостижимым образом умудряясь оказаться на обоих Сенджу сразу.
Пустой кувшин из-под сакэ покатился по полу.

Комментарии
2009-01-25 в 21:30 

Да прибудет с вами сила... и корень женьшеня!
!!!!! мне бы так писать х)))

2011-05-02 в 00:56 

Тюлень Виталий
Ты в лесу самый главный
ахаха, повеселило однако xD

     

По разные стороны

главная